Глава 23

Переночевав в Сильверли, Тони уехал очень рано, взяв с племянницы обещание подумать о возвращении домой. Реджи захватила свой альбом и пошла к озеру. Ноябрьское утро было холодным и туманным. Видимо, ей все же придется уехать в Лондон, там она будет в кругу любящих родных. Она переедет в особняк Николаев, таким образом ей удастся соблюсти приличия. Кроме того, она сможет хоть чем‑то занять себя после вынужденного безделья в Сильверли. Начнет к примеру, заново отделывать его лондонский дом, потратив часть его денег.

Правда, она успела привыкнуть к спокойной жизни в Сильверли, а когда Мириам уезжает, здесь совсем хорошо. Со слугами Реджи поладила быстро. Даже миссис Оутс вскоре изменила к ней отношение, узнав, что она ждет ребенка. Кто бы мог подумать, что эта сухая чопорная дама так любит детей?

Реджи с грустью взглянула на каменные стены дома. В мечтах она представляла себе, как на зеленых лужайках резвятся ее дети, как летом пускают кораблики в озерце, а зимой катаются по льду на коньках. Отец учит младших ходить, а старших — ездить на пони. Почему‑то она не сомневалась, что Николае будет нежным и любящим отцом. Реджи тяжело вздохнула, натянула капюшон мехового плаща и взглянула на низкие серые облака. Мэг права, сегодня очень холодно, чтобы рисовать у озера.

Она сунула альбом под мышку и повернула к дому. Она нарисует озеро в другой раз, когда потеплеет. И тут она заметила, что со стороны леса к ней бежит кто‑то из слуг.

За лесом находилась ее собственная усадьба. Но она там еще не была. С этими местами связаны такие горькие воспоминания. Нет, когда‑нибудь она туда сходит и покажет своему ребенку поместье, которое принадлежало его (или ее?) бабушке и дедушке.

Слуга был уже совсем близко, и теперь Реджи узнала в нем одного из садовников, которого недавно рисовала. Он держал в руках огромный мешок, наверное, собирал в него опавшие листья. Выглядел он не менее подозрительно, чем в тот день, и Реджи невольно забеспокоилась.

Может, виной его косматая борода и длинные нечесаные волосы? Или странное поведение? Она решила не дожидаться его и бежать к дому.

Но вдруг остановилась. Какая же она трусиха! Вообразила себе бог знает что, а это простой садовник.

Не успела Реджи так подумать, а незнакомец уже подскочил к ней и быстро накинул ей на голову мешок. От неожиданности она остолбенела. Разбойник тем временем натянул на нее мешок, и теперь вместо крика Реджи смогла издать лишь приглушенный звук.

Похититель взвалил добычу на плечо и торопливо зашагал к лесу, где его ждала щегольская карета, запряженная парой серых лошадей. Человек, сидевший на месте кучера, уже держал наготове кнут, чтобы по первому знаку тронуться в путь. Разбойник, который нес Реджи, сердито взглянул на него:



— Онри, оторви свой зад и открой мне дверцу, черт тебя раздери. На вид девчонка легче пуха, а нести все равно тяжело.

Генри, или Онри, как называли его английские приятели, усмехнулся. Если Арти ворчит, значит, все в порядке.

— Погони нет?

— Не видно. Теперь помоги мне положить ее в карету, да не забудь, что говорил капитан. Обращайся с ней почтительно!

Они положили Реджи на мягкое сиденье и обвязали ей веревкой ноги под коленями, чтобы закрепить мешок.

— Он задобрится, верно, Арти? Никогда не думал, что мы так скоро поймаем эту пташку.

— Не старайся подделаться под англичанина, французишка. «Он задобрится». Так не говорят.

Держу пари, ты решил, что мы неделями будем мерзнуть в лесу?

— Будто сам так не думал!

— Да, но я все время советовал тебе быть начеку, вдруг она подойдет ближе? Так и случилось, нам здорово повезло. Капитан будет доволен.

— Мелкая рыбешка поможет изловить крупную.

— Что верно, то верно. Только бы поскорее.

— Ты сядешь в карету или доверишь мне следить, чтобы она не свалилась?

— Пожалуй, доверю. А вот чего я тебе не доверю, так это править сухопутной развалюхой, ты ее ни за что из лесу не вывезешь. Предоставь это мне. По рукам?

— Как скажешь, Арти, — ухмыльнулся молодой француз.

— Только не вздумай портить товар, парень. Капитану не понравится, — строго заметил Арти. Он сел на козлы, и карета тронулась.

Реджи тем временем лихорадочно искала ответ. Может, это обыкновенные разбойники? Получат с ее родных выкуп и отпустят домой? Да, так и есть. Волноваться нечего.

Она и рада бы не волноваться, только ее всю трясет от страха. Они едут к какому‑то капитану, и он приказал обращаться с нею почтительно. Конечно, похищение. Капитан, наверное, моряк, ведь рядом Саутгемптонский порт. Там находится и компания Николаса.

Реджи попыталась вспомнить, о чем говорили разбойники. Что значит «мелкая рыбешка поможет изловить крупную»?

Прошло более получаса, и карета наконец замедлила ход. Видимо, они уже в Саутгемптоне.



— Еще немного, cherie[3], и мы приедем. В доме будет удобнее, — заверил ее похититель.

"В доме»? Не «на борту»? Может, он просто не правильно выразился? Он ведь француз. О, Господи, как жарко в этом мешке! А она‑то надеялась, что у нее больше не будет никаких приключений.

Карета остановилась. Реджи осторожно подняли и куда‑то понесли. Она не слышала ни шума волн, ни скрипа мачт, ни скрежета якорной цепи. Куда ее , завезли? Она чувствовала, что они поднимаются по ступеням, но это не был трап. Скрипнула дверь.

— Дьявол меня раздери, Арти, ты уже привез ее?

— А ты думаешь, парень, у меня на плече мешок с песком? Куда положить?

— Для нее приготовили комнату наверху. Дай мне ее понести. Тебе, наверное, тяжело.

— Да я могу одной рукой влепить тебе затрещину, а другой поднять ее вверх. Хочешь испытать меня?

Послышался смех, и тот же мальчишеский голос промолвил:

— Какой ты обидчивый, Арти. Пойдем, я покажу тебе ее комнату.

— А где капитан?

— Он придет вечером. Думаю, я смогу позаботиться о ней вместо него.

— Слышишь, Онри, что придумал этот молодой петушок! — усмехнулся Арти. — Я ни за что не оставлю тебя наедине с благородной дамой. Думаешь, если капитан твой отец, тебе все сойдет с рук? И не надейся, пока я рядом.

— Я хотел позаботиться о ней, а не ухаживать, — ответил паренек.

— Онри, да он вроде покраснел? Глазам не верю!

— Уноси ноги, mon ami[4], — сказал мальчику Генри. — Ты усомнился в его силе, и теперь он от тебя не отстанет.

— Да я только хотел на нее посмотреть.

— О, она хорошенькая, парень, — ухмыльнулся Арти. — Я так думаю, если капитан положит на нее глаз, он, пожалуй, забудет, для чего ее сюда привезли, и оставит себе.

Реджи отнесли наверх, развязали, сняли с нее мешок и поставили на ноги. Она покачнулась и чуть не упала. В комнате было темно, и она сначала не могла ничего разглядеть.

Отдышавшись бросила взгляд на похитителей и мальчика, направлявшихся к двери. Паренек обернулся и раскрыв рот поглядел на нее через плечо.

— Постоите! — крикнула Реджи. — Я хочу знать, почему меня привезли сюда.

— Капитан вам расскажет, когда вернется, миледи.

— А кто ваш капитан?

— Имя вам знать не обязательно, — сказал один из похитителей, не обращая внимания на ее высокомерный тон.

— Я знаю, тебя зовут Арти, а тебя — Генри. Я даже… — Она едва не сказала, что успела нарисовать их обоих. — Я желаю знать, почему я здесь.

— Подождите, капитан вам расскажет. Зажгите лампу на столе, вам сейчас дадут поесть. Садитесь и располагайтесь поудобнее.

Реджи сердито повернулась к ним спиной. Дверь захлопнулась, в замке повернулся ключ. Она вздохнула. Как она могла столь легкомысленно вести себя с этими типами? По виду они настоящие разбойники, несмотря на любезное обращение. Слава Богу, она не показала, что боится их. Они не дождутся, чтобы Мэлори унижались перед ними.

Осторожно сев на расшатанный стул, она устало подумала, что это, быть может, ее единственное утешение.


1315722116678507.html
1315747244253062.html
    PR.RU™