Поединки» Павла Петровича и Базарова.

Первый «поединок» - словесная дуэль в 6 главе. Это скорее не спор, а своего рода подготовка, разведка Павла Петровича. Он поднимает несколько тем: 1) об успехах немцев в естественных науках, 2) об авторитетах, 3) о поэтах и химиках, 4) о непризнании искусства, 5) о вере в авторитеты (практически вторично). Базаров возражает весьма неохотно и вяло, а Николай Петрович как всегда вмешивается в разговор, когда «запахло жареным», он выступает в качестве смягчителя, буфера.

Перед основной идеологической схваткой (Х глава) в предыдущей главе Тургенев специально помещает эпизод с Фенечкой и ребёнком. Здесь впервые выявляются некоторые подлинные качества Базарова, которые, впрочем, как всегда, спрятаны за жёсткой и циничной риторикой. Базаров увлечённо и с любовью говорит о растениях, а главное – к нему охотно идёт на руки ребёнок, что свидетельствует о здоровом нутре героя: дети всегда ведут себя спокойно с людьми добрыми, сильными и любящими.

Х глава – главный идеологический поединок героев. Все споры начинает Павел Петрович, для которого неприемлемо в Базарове всё – от внешности и привычек до характера, образа жизни и взглядов. Базаров не рвётся в бой, а лишь коротко парирует удары Кирсанова, но только до той поры, когда тот задел его за живое, оскорбив его сыновние чувства.

Павел Петрович и Базаров расходятся по следующим вопросам:

· по вопросу изменения общества к лучшему (Павел Петрович – за постепенные, мелкие реформы, Базаров хочет сломать всё и сразу);

· по вопросу о принципах и смысле жизни (Базаров смеётся над «принсипами» Кирсанова и отрицает само явления принципов;

· по вопросу об отношении к народу (Павел Петрович чтит его патриархальность, приверженность старине, веру, смирение, а Базаров презирает его за это же самое и считает пороком согласие мужика на рабство, пьянство и невежественность);

· по вопросу о патриотизме (Павел Петрович считает себя патриотом и любит народ теоретически, Базаров же несколько ближе к народу, проще в обращении с мужиком, но не менее чужд и непонятен мужику – его зовут «шут гороховый», так как работу естествоиспытателя народ не способен принять за труд.

Базаров не желает признавать никакие авторитеты, поскольку считает, что всё созданное благодаря этим авторитетам, подлежит слому, уничтожению. Доверие Базарова распространяется только на знание и опыт, добытый им самим во время опытов и исследований.

Постепенно, ещё до дуэли, при всей тургеневской симпатии, при всём сочувствии более близким ему по духу Кирсановым и при всей ограниченности нигилиста Базарова, всё более отчётливо выявляется определённое превосходство нигилиста над «отцами». Это превосходство щемит авторское сердце, да оно и объективно не во всём хорошо. Автор, к примеру, высоко ценит достоинство, благородство и волю Павла Петровича, чувствительность, доброту, эстетичность Николая Петровича, эмоциональность, деликатность и доброжелательность Аркадия.



Наконец, читатель начинает понимать в полном объёме «самоломанность» Базарова, своеобразную жертвенность его фигуры, а вслед за тем и его мучительную раздвоенность и одиночество. Прячась за привычной циничной маской разрушителя, его чувства начинают распирать панцирь маски изнутри. Его бесит то, что симпатию к Фенечке он не в силах объяснить привычно – только физиологическими потребностями; что во время и после дуэли (романтическая нелепость!) он вынужден проявлять благородство по отношению к противнику; что он ощущает в себе желание видеть рядом более серьёзного друга и последователя, чем Аркадий; наконец, его настигает настоящее чувство любви к Одинцовой – то есть ровно то, что он всячески отрицал и над чем откровенно подтрунивал.

Анализ эпизода преддуэльного объяснения Базарова и Павла Петровича (глава ХХIV)

Между идеологической дуэлью в Х главе и преддуэльным объяснением происходит целый ряд событий в жизни Базарова, существенно смягчающих жёсткий образ начала романа. Этому способствует следующее:

· спор с Аркадием в стоге сена, где Базаров, может быть, впервые остро почувствовал своё одиночество и признал свою самоломанность;

· посещение родителей, которое высветило новые, мягкие грани души героя, его бережное отношение к родителям, привычно скрытое под грубовато-ироничной маской;

· встреча с Одинцовой и нелепая сцена объяснения в любви, впервые показавшая Базарова до беспомощно страстным и не совсем понятым;

· сцена в беседке с Фенечкой, отразившая процесс усиления борьбы героя со своей натурой.

Что отличает именно эту сцену? Она интересно построена композиционно: герои несколько раз словно перехватывают друг у друга инициативу. Кроме того, именно здесь после долгого перерыва схлёстываются с ещё большей остротой «отцы» и «дети». Более ярко, чем прежде, в этом эпизоде проявляются характеры двух героев. Не так, как раньше, заканчивается этот последний из психологических поединков, и герои неожиданно оказываются на грани настоящего, физического кровопролития.



Перед этим поединком герои чувствуют себя по-разному. Базаров находится в непривычном для него состоянии смятения, обычная работа не ладится. Он испытывает досаду на самого себя после двух подряд неуклюжих действий по отношению к двум женщинам – к Одинцовой в сцене признания в любви и к Фенечке в сцене с поцелуем в беседке. Однако, как и прежде, он вполне равнодушен к Павлу Петровичу и дальнейших ссор с ним не ищет. В то же время негодование Павла Петровича против Базарова достигло высшей точки, и последней каплей стал поцелуй в беседке.

Впрочем, в отличие от прошлых споров, возникших стихийно, к этому поединку Кирсанов готовится, и в этом его исходное преимущество.

В начале сцены Базаров непривычно неуверен в себе. После первой же реплики Базарова идут слова автора: «…ответил Базаров, у которого что-то пробежало по лицу, как только Павел Петрович переступил порог двери». Раньше неопределёнными местоимениями состояние Базарова (по законам «тайной психологии») Тургенев не характеризовал.

И далее – когда Павел Петрович сказал о дуэли, автор пишет: «Базаров, который встал было навстречу Павлу Петровичу, присел на край стола и скрестил руки». Полужесты «встал было», «присел» также не характерны для Евгения. Сразу после вызова на дуэль: «Базаров вытаращил глаза».

Смятение Базарова в этот момент отражается и на его речи. Обычно он говорил грубовато, резко, отрывисто. А здесь привычные обороты типа «да уж куда ни шло!» сопровождаются более присущими Кирсанову фразами: «Очень хорошо-с», «Вам пришла фантазия испытать на мне свой рыцарский дух».

В свою очередь Павел Петрович пытается сдержать своё волнение, во-первых, излишней подчёркнутой вежливостью и официальностью тона. Во-вторых, не сбросить эту маску и выдержать заданный тон ему помогает специально взятая для такого случая «красивая трость» - символ аристократического превосходства. Трость, как символическая деталь, прошла через весь эпизод. Базаров назвал её «палкой» - инструментом возможного насилия.

После признания Кирсанова «Я вас презираю» ссора достигла кульминации: «Глаза Павла Петровича засверкали… Они вспыхнули и у Базарова». Именно в этот момент Базаров овладевает собой и пускает в ход привычное оружие иронии, начиная словно передразнивать соперника, почти дословно повторяя окончания каждой реплики Кирсанова. Это не проходит незамеченным. Кирсанов говорит: «Вы продолжаете шутить…» Но на этот раз Павел Петрович не выйдет из себя, как это бывало прежде. Почему? Базаров, хоть и шутил, но не переходил границы дозволенного. Кроме того, помогла присутствовавшая рядом трость – своего рода напоминание об аристократизме, символ терпеливости, опора.

Каждый из героев на протяжении сцены старательно скрывает от другого свои подлинные чувства. Кирсанов за ширмой вежливости скрывает обиду, ревность, негодование, а Базаров за ширмой иронии – растерянность и раздражение на самого себя.

Похоже, что этот психологический поединок выигрывает Павел Петрович, добившийся своего практически по всем пунктам. А Базаров после его ухода ещё более потерял присущее ему внутреннее спокойствие, недоволен собой, испытывает не присущие ему угрызения совести и нравственные переживания, открыв для себя тайную влюблённость Павла Петровича в Фенечку.

Во время самой дуэли, после выстрелов, оба соперника ведут себя достойно. Базаров исполняет свой врачебный и человеческий долг, проявляя ещё недавно ненавистное им благородство, а Павел Петрович мужественно и даже с юмором переносит боль и теряет всякое негодование по отношению к Базарову.


1316482334040391.html
1316541835305034.html
    PR.RU™